Фрагменты автобиографических записок Нарбута, касающиеся его учебы в Глуховской гимназии.


Родился я 26 февраля (по старому стилю) 1886 года на хуторе Нарбутовка Глуховского уезда Черниговской губернии. Семья наша была довольно большая: у меня было четыре брата и две сестры. Отец мой, мелкий помещик со средними доходами, мало интересовался домашними делами вообще, а детьми в частности, и поэтому нашим дошкольным воспитанием ведала наша мать вместе с учителем соседнего села Яновки - Г. Сальниковым. До девяти лет я прожил в отцовском хуторе. В 1896 году меня отдали в подготовительный класс Глуховской гимназии. Тогда я впервые увидел город. С малых лет, сколько я себя помню, меня тянуло к рисованию. За отсутствием красок, которых я и не видел, пока не попал в гимназию, и карандашей, я использовал цветную бумагу: вырезал ножницами и клеил клейстером из теста. (У меня сохранилось несколько таких моих вырезок того времени). Первые мои годы обучения в гимназии ничем особенным не отличались. Почти с первых дней я заболел корью. Подготовлен к учебе в гимназии я был не особенно хорошо и учился неважно, так что в первом и втором классах “зимовал” по два года. Дальше учеба пошла лучше, но были “любимые” и “нелюбимые” предметы. История, словесность меня интересовали, а математика, например, наоборот. Первым моим учителем рисования был Навроцкий, а затем П. Р. Райлян, но они совсем ничего не дали мне, поскольку вообще их метод рисования не мог заинтересовать ребенка.


...Все время моего пребывания в гимназии я рисовал красками и карандашом без руководителей: что мог, как мог и что хотел. Меня очень заинтересовало при прохождении курса древнеславянского языка, как это в старину писались от руки книги, и я, найдя образец шрифта Остромирова Евангелия, стал пытаться писать по-старинному. Сначала переписал “Поучение Владимира Мономаха к своим детям”, затем “Евангелие от Матфея”, “Песню о Роланде” (готическим шрифтом с орнаментированными заглавными буквами). Это были мои первые опыты в графике.


К моей большой радости, я нашел в Глуховской публичной библиотеке художественный журнал “Мир искусства”. Этот передовой журнал, посвященный вопросам искусства и наделавший столько шума в художественном мире, произвел на меня очень сильное впечатление и натолкнул меня на тот путь художественного направления ретроспективистов-мирискусников, как их называли тогда, которым я и пошел. Безусловно, первые мои работы были несамостоятельны: много было подражания мастерам вышеуказанного круга. 1904 год выделился для меня тем, что я впервые принял участие в выставке. В Глухове тогда была. довольно большая “Сельскохозяйственная выставка”, и при ней был устроен “художественный отдел”. К участию в этом отделе был приглашен и я, где и выставил свои первые опыты в графике. В том же 1904 году была впервые напечатана и моя работа, на которую теперь я не могу без стыда смотреть. Это был раскрашенный графический лист - “Икона святого Георгия Победоносца”, издания “Общины святой Евгении” “Русского Красного Креста”. В этом издательстве для предлагаемых к публикации рисунков было жюри из крупных петербургских художников, и меня потом очень удивляло, как оно могло одобрить для издания такое мое “произведение”.


Наконец 5 июня 1906 года я имел в кармане “Аттестат зрелости”, хоть и неважный, покрытый почти одними “трояками”... Осенью мечтал попасть в Северную Пальмиру к своим, близким моему сердцу, “мирискусникам”... Сочинения Александра Бенуа об искусстве влекли меня, как некое сияние, из родного уголка на Глуховщине на север... Одно мечта, другое действительность... Целое лето мне пришлось воевать за право ехать в Петербург... Наконец, после многих просьб, угроз и ссор я с братом решил поехать в Глухов и сдать на почту прошение в Петербургский университет... Но вот в начале августа мы получили сообщение из канцелярии Петербургского университета, что “Георгий и Владимир Нарбуты зачислены студентами факультета восточных языков”. (Следует прибавить, что мы подавали прошения на “восточный факультет”, потому что не имели надежды быть принятыми на другой какой-нибудь.)


Начал ходить в университет... Перевелся сразу же с восточного факультета на филологический и думал как следует приняться за науки, но меня влекло к искусству, тянуло к художникам...

 

 

 

Архив Киевского государственного музея украинского изобразительного искусства: ф. 1 Нарбута, ед. хр. 4